Все новости

Издание: Журнал Росконгресса. Специальное издание Восточного экономического форума. Михаил Кузовлев: Для нас Дальний Восток – территория не отдаленная»

Председатель правления АКБ «Российский капитал» рассказал о том, как банк совмещает роль профессионального санатора проблемных предприятий и коммерческую деятельность, а также о планах по открытию представительств на Дальнем Востоке.

– Банк «Российский капитал» известен как профессиональный санатор не только банков, но и проблемных предприятий. Как совместить коммерческую деятельность банка с решением этой важнейшей социальной задачи?
– Коммерция с социальными задачами совмещается благодаря тому, что «Российский капитал» - государственный банк. Наш единственный акционер – госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов». Мы действительно вплоть до последнего времени участвовали в качестве временного инвестора и санатора последней руки в финансовом оздоровлении банковских учреждений. Также на базе банка «Российский капитал» было решено отработать механизм реструктуризации задолженности стратегических и системообразующих предприятий. Это, конечно, уже не санация, а другая процедура.
– А в чем разница?
– Объясню на примере группы компаний «СУ-155», завершением строительства проблемных объектов которой мы сейчас занимаемся по поручению Правительства РФ.
«СУ-155» – это крупнейший застройщик, который не смог выполнить свои обязательства перед дольщиками и пайщиками и бросил недостроенными 145 многоэтажных домов в 14 регионах страны. Это около 2 млн квадратных метров жилья в той или иной степени готовности, плюс – коммуникации и объекты инфраструктуры.
Задача «Российского капитала эти дома достроить и до конца 2018 года передать ключи от квартир всем «обманутым» дольщикам.

И вот тут видна разница между санацией и реструктуризацией. При санации происходит полное восстановление деятельности компании, а при реструктуризации цель – рассчитаться с кредиторами. В истории с «СУ-155» в первую очередь с дольщиками и пайщиками, которые уже заплатили за свои квартиры.
То есть мы просто следуем закону о банкротстве, в котором есть специальная поправка, внесенная депутатами «Единой России» в декабре прошлого года. Согласно этой поправке, обязательства перед дольщиками являются приоритетными.
– В этой же логике создается и компенсационный фонд долевого строительства?
– Безусловно. Кто такие дольщики? Это непрофессиональные участники рынка, обычные граждане, покупающие квартиру, чтобы в ней жить.
К сожалению, случаев, когда застройщики, собрав деньги с граждан, не выполняют свои обязательства, достаточно много.

Именно поэтому на майском Госсовете Президент России поставил вопрос о необходимости создания компенсационного фонда долевого строительства, куда все компании, строящие жилье и иные объекты с привлечением средств населения, обязаны будут делать страховые отчисления. А Фонд, в свою очередь, при необходимости, будет финансировать достройку проблемных объектов в интересах дольщиков. Следующая инициатива, которая сейчас обсуждается, – создание системы уполномоченных банков. Это должны быть очень надежные банки, желательно с государственным участием, чтобы деньги Фонда находились в полной сохранности, что, согласитесь, очень важно.
Далее – банковское сопровождение. Уполномоченные банки должны вести строгий контроль за застройщиками, привлекающими средства населения, с тем чтобы повысить прозрачность финансирования строительного комплекса, не допустить злоупотреблений и «внезапных» банкротств.
Без сомнения, создание компенсационного фонда даст мощный импульс развитию строительной отрасли. Если граждане будут уверены, что их вложения защищены государством, а риски минимизированы, это даст огромный приток средств в долевое строительство.
– И какое место у «Российского капитала» в этой схеме?
– Мы считаем, что можем претендовать на статус уполномоченного банка.
– Единственного?
– Ну, мы же строим рыночную экономику, поэтому, наверное, не единственного. Я думаю, что это должны быть федеральные банки, чтобы можно было предоставить услугу максимальному количеству застройщиков не только в Москве, но и по всей России. Безусловно, критерии будет определять правительство. Но в моем представлении это должны быть финансовые институты, которым государство доверяет работать с бюджетными деньгами. – Хорошо. Давайте поговорим про Дальний Восток – это около 40 процентов территории России. Каким образом можно решить жилищный вопрос на этой отдаленной территории?
– Для нас Дальний Восток территория не отдаленная. Многие наши сотрудники – выходцы из этих мест. Мало того, в ближайшее время мы открываем представительства банка «Российский капитал» в Хабаровске и во Владивостоке. А что касается жилищного вопроса, то для привлечения в регион квалифицированных специалистов актуальным может стать развитие рынка арендного жилья. Такая потребность, например, есть у Судостроительного комплекса «Звезда» и у других активно растущих предприятий. Второе направление – строительство жилья за счет государственных планов развития Дальнего Востока.
– Ну, вот, кстати, важный вопрос: что интересного «Российский капитал» может предложить на дальневосточном рынке ипотечного кредитования?
– «Российский капитал» как раз делает сейчас ставку на развитие ипотеки. Наши предложения покрывают все потребности ипотечного заемщика. Мы работаем не только с новостройками, но и со вторичным рынком. Кредитуем даже выкуп последних долей в квартирах, приобретение комнат и квартир с перепланировкой, гаражей и машиномест.
До конца года мы планируем открыть по всей России 18 специализированных центров ипотечного кредитования, которые будут работать по принципу «одного окна», в том числе такие современные центры откроются в Хабаровске и во Владивостоке.
– Важный для Дальнего Востока вопрос – это сотрудничество со странами АТР. Часто люди, живущие на Дальнем Востоке, говорят: «Сеул нам ближе, чем Москва». Но это объективная реальность. – Я знаю, что многие летают в Москву через аэропорты Кореи и Китая.
– А есть ли у банка стратегия позиционирования себя в АТР?
– Мы, что называется, domestic bank, исключительно для внутрироссийских целей. И планов экспансии за рубеж у нас, в принципе, нет.
– Может быть, привлечение кредитов?
– Принимая во внимание, что в сегодняшней ситуации у нас фокус в части привлечения инвестиций как раз находится в этом регионе, то, конечно, мы стратегически смотрим на возможность привлечения ресурсов от партнеров из стран АТР.
– Обращались ли уже за кредитами в «Российский капитал» резиденты ТОРов - территорий опережающего развития?
– Мы рассчитываем на клиентуру, которая нам понятна. На Дальнем Востоке мы видим очень много потенциальных клиентов в сфере ЖКХ, малого и среднего бизнеса. Готовы к сотрудничеству и с резидентами ТОРов.